Стены вестибюля традиционно обшиты высокими деревянными панелями, однако, ряды лаконичных прямоугольных филенок не отвлекают внимание от восприятия основных акцентов интерьера. С потолка наподобие сталактитовых пещер свисают ажурные готические фермы. Приглушенный свет льется из небольших оконных проемов стрельчатой формы, заполненных сине-голубым витражом. Малую светоносность имеет и кованый фонареобразный светильник со вставленными в его ажурный каркас цветными стеклами.


Сильный эмоциональный акцент носит металлическое ограждение лестницы, исполненное в технике кованого литья. Его необычный рисунок состоит из переплетенных сказочных цветов, жутких химер и змей, поддерживающих канделябры. Однако вся эта нечисть замирает, достигая границы вестибюля и аванзала и, словно в ужасе, отворачивается от света.
Границей этих двух миров является прорезная деревянная перегородка с проемом огромной стрельчатой арки.
Пространство аванзала наполнено светом, льющимся из огромного окна килевидной формы. Архитектор применяет довольно смелый прием, располагая оконный проем во всю стену четко напротив входа. Однако, не желая отвлекать посетителя видом за окном, он вставляет в раму витраж из блеклых розовато-бежевых стекол, переключая внимание посетителя на созерцание пространства интерьера и его деталей. Стены аванзала отделаны панелями, в декор которых уже включена утонченная резьба в виде складок полотна. Верх стен так же, как и в вестибюле, окрашен в ярко синий и покрыт золотым трафаретным узором купонов, состоящих из стилизованного изображения орла и корзины, напоминающей корону.
Мерный ритм панелей прерывают двери, обрамленные порталами разной величины и очертания. Наибольший размер акцентирует проем с порталом, ведущий в помещение парадной лестницы. Он был задрапирован тяжелыми полотнами штор с ламбрекеном, расшитыми средневековыми узорами с листьями и спиралями. По бокам от проема располагаются бронзовые скульптуры рыцарей – канделябров4 и встроенные торжественные кресла с высокими спинками, заканчивающиеся нависающими балдахинами.
В помещениях вестибюля и аванзала присутствует и другая мебель: такие же высокие кресла, скамейки и столики, отличающиеся легкостью и строгостью готического декора, четким сочетанием вертикалей и горизонталей.
Плафон аванзала балочный. Взяв за основу традиционную конструктивную схему больших и малых балок, архитектор интерпретирует ее по-новому. Поля между мелкими балочками заполнены графикой темного орнамента росписи на золотом фоне. Разнообразие в монотонный ритм перекрытия вносят плоскости, состоящие из четырех объединенных полей. Они расположены в шахматном порядке и декорированы складками полотна, направленными параллельно большим балкам. Еще четыре плоскости заполнены рельефами с характерным декором пламенеющей готики, из которых органично свисают самобытные светильники. Организуя плоскость потолка, архитектор добивается большей освещенности интерьера (за счет эффекта отраженного света от золотой поверхности потолка), мерцания и дематериализации перекрытия, а также простора и обозриваемости интерьера с витражом за счет прижатых к потолку светильников.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий