Реформы 1860-х годов всколыхнули и московское общество. В это время
город переживает эпоху бурного преобразования и обновления, постепенно
приобретая европейский облик. Москва, отличавшаяся от столицы большей
демократичностью взглядов, радушно принимала разбогатевших выходцев из мещан, купцов, крестьян и других сословий, съезжавшихся из разных областей России. Новые заказчики охотно оплачивали дорогостоящее частное строительство деловых и торговых зданий, занимались меценатской деятельностью, сооружали роскошные особняки.


Одним из московских архитекторов, работавшим с подобными заказчиками был Александр Степанович Каминский. Успешно окончив в 1856 году Императорскую Академию Художеств, он получает право на пенсионерскую поездку по Европе, где воочию знакомится с ее богатым архитектурным наследием. При этом поездка в Италию оказалась для Каминского судьбоносной: летом 1860 года он познакомился с Павлом Михайловичем Третьяковым, совершавшим свое первое заграничное путешествие. Знакомство с коллекционером переросло в дружбу, а в 1862 году он стал зятем Павла Михайловича — мужем его сестры Софьи. Молодой архитектор быстро завоевал не только сердце Софьи Михайловны, но и всего третьяковского семейства «своей бесконечной добротой, бесшабашной веселостью и талантливостью». С тех пор он стал автором проектов всех зданий, что строили в Москве братья Павел и Сергей.
В 1871-1875 годах Каминский занимается строительством особняка Сергея Михайловича Третьякова — богатого купца, брата известного покровителя русского искусства, мецената и коллекционера.
Следуя моде, Каминский задумывает интерьеры особняка в разных стилях. «Готический» выбирается для столовой, расположенной на втором этаже. Тремя парами распашных дверей она выходит в гостиную, решенную в барочно-рокайльном духе.
Столовая, представляющая в плане вытянутый прямоугольник, оформлена с использованием деревянной дубовой отделки насыщенного медового цвета. Стены опоясывают высокие панели, декорированные резными стрельчатыми арками (некоторые из них являются потайными дверьми в соседнее помещение). Вертикальными акцентами в равномерном ритме панелей выступают двери с порталами, деревянный камин с высоким колпаком и пара сдвоенных килевидных арок, опирающиеся на пучковые колонны с лиственными капителями. Располагаясь перпендикулярно продольным стенам, арки зонируют столовой на три части, акцентируя в интерьере наиболее интересные точки зрения: стену с камином и расположенные напротив оконные проемы. При этом декор центрального пространства остается сдержанно-нейтральным.
Одним из доминантов интерьера выступает камин, облицованный деревом. Подобно средневековым образцам, его трапециевидный колпак доходит до потолка. Стык каминного портала и колпака отмечен декоративным прорезным фризом с готической орнаментацией и заканчивается башенками -пинаклями.
Однако наиболее интересно по замыслу оконных проемов. На три высоких прямоугольных окна одинакового размера архитектор накладывает ажурную прорезную деревянную декорацию, композиция которой напоминает трехчастную структуру западного фасада французского готического собора: над тремя стрельчатыми арками, ассоциирующимися с порталами собора, располагается своеобразная «роза», по сторонам от которой группируются узкие стрельчатые арки. Между нижними арками находятся пьедесталы с балдахинами, предназначавшиеся, скорее всего, для размещения скульптуры. Использовав подобный прием наложения объемно-пространственной структуры, архитектор преобразовывает простые по форме оконные проемы в сложную композицию из стрельчатых арок, обладающую вертикальным ритмом. Эта конструкция также создает впечатление большого количества окон, благодаря восприятию композиции на контражур. Средневековый усиливали цветные наборные витражи с изображениями рыцарей, дам и святых, заключенными в композиции из растительных орнаментов, геральдики и архитектурных фрагментов.
Венчает помещение деревянный балочный потолок. В акцентируемых зонах над камином и окнами в балки вплетаются декоративные стрельчатые арочки, а пересечения балок отмечены резными розетками.
Создавая цельный образ помещения, архитектор уделяет внимание и стилизации паркета, выполненного из светлого дуба. Центральное поле от камина к окнам остается нейтральным (доски уложены в ряд поперек комнаты). В боковых участках создан динамичный рисунок посредством размещения досок диагональными секторами. Усложняют рисунок паркета декоративные вставки с лиственными орнаментами из темного дерева. Располагаясь около камина и окон, вставки обогащают акцентируемые точки зрения.
В интерьере сохранились уникальные бронзовые люстры, спускающиеся из вершин килевидных арок, зонирующих помещение. Они представляют собой лаконичную конструкцию из трех обручей разного диаметра, последовательное расположение которых образует конусообразный силуэт. На обручах размещены стеклянные стаканчики, в которых располагаются источники освещения.
Уют и теплый колорит интерьера создает дубовая отделка и рубинового цвета ткань, натянутая на стены выше панелей. К тому же Каминский использует для большей выразительности два тона деревянной отделки: медовый оттенок – для основного поля, и более темный — мореный для резных деталей – краббов, пинаклей, трилистиков и лиственных капителей. Благодаря темному тону, сочные по пластике декоративные детали не только воспринимаются акцентировано на более светлом фоне, но и придают интерьеру насыщенность и своеобразный ритм. Дополнительное разнообразие в теплую гамму интерьера вносит полихромия цветов стекол витражей. Им характерна традиционная для средневековья гамма синих, красных и желтых оттенков.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий