Особняк А. Ф. Кельха

Готические мотивы в жилом интерьере Петербурга конца 1890-х годов не получили такого распространения как в Москве. До нас дошел, пожалуй, единственный сохранившийся пример неоготического интерьера той поры в особняке А. Ф. Келъха.
Выпускник кадетского корпуса Александр Фердинандович Келъх был выходцем из обрусевшей немецкой семьи, жившей в Петербурге. В 1894 году он женился на вдове своего брата – Варваре Петровне Базановой, наследнице громадного семейного состояния сибирских промышленников Базановых. Сначала молодожены жили в Москве в особняке Базановых, но интересы службы требовали переезда семьи в Петербург. В 1896 году они покупают на Сергиевской улице и поручают известным архитекторам Владимиру Ивановичу Чагину и Василию Ивановичу Шене полную его реконструкцию.
Среди роскошных залов особняка выделяется эффектная и романтическая «готическая» столовая, являющаяся одним из самых больших помещений, как по площади, так и по высоте (она занимает два этажа). Большие стрельчатые окна столовой выходят во внутренний двор, также решенный в формах готики.


Особняк А. Ф. Кельха

Особняк А. Ф. Кельха

Просторный вытянутый зал столовой словно сошел со страниц английских баллад о славных рыцарях и прекрасных дамах. Хозяева не скупились на особняка, привлекая только лучших мастеров. Столовая поражает богатством исполненной в совершенстве отделки с использованием дорогостоящих материалов – все деревянное убранство выполнено из ореха.
Торцевая стена столовой заканчивается пространственной конструкцией деревянных хоров, на которые ведет узкая винтовая лестница. Когда-то там стоял концертный орган. На продольной стене располагается огромный величественный камин, напротив него среди окон, заполненных витражами, устроен уютный эркер со встроенными скамейками. Низ стен опоясывают стеновые панели с рисунками стрельчатых арок, пинаклей и крестоцветов.
Основным декоративным акцентом столовой, без сомнения, является деревянная трехмерная конструкция потолка, основанная на сложном рисунке пространственных ферм и занимающая почти половину высоты зала. Ажурная пропильная резьба ферм состоит из стрельчатых арок, четырехлистников и других характерных для готики орнаментов. Подобными мотивами украшена поверхность двускатного перекрытия. Однако наиболее интересным и интригующим декором верхнего пространства столовой является скульптурное насыщение, создающее мистическую и таинственную атмосферу в полумраке ферм. Горизонтальные пальцы конструкции заканчиваются полуфигурами трубящих химер, чередующимися в шахматном порядке с дразнящимися гномами. Резными фигурами украшены капители подкосов: среди них можно найти сов, музыкантов и читающих дам. Так архитекторы использовали выразительные качества самой конструкции, дополняя ее декоративными деталями.
Однако конструктивная структура перекрытия является не только декоративным акцентом. Ритм ее ферм организует все остальное интерьера. Дальнюю от входа модульную ячейку, образованную расстояниями между фермами, занимает конструкция хоров. На оси средней из оставшихся пяти расположены камин и эркер. По бокам от эркера прорезаны оконные и дверной проемы, которым также соответствует отдельная модульная ячейка.
Разнообразными решениями отличаются двери, обрамленные порталами. Портал входной двери из лестничного холла имеет прямоугольное завершение с пинаклями и зубцами. Дверь в кабинет хозяина, расположенная в ряду стрельчатых окон, имеет остроконечное завершение с крестоцветами и пинаклями. Над дверьми расположены стилизованные изображения орлов и львов, по своему характеру напоминающие немецкую геральдику. В верхние части дверей вставлены стекла, матовая поверхность которых декорирована графическими изображениями рыцарских щитов и шлемов, украшенных монограммами владельцев.
Деревом облицован огромный камин с трапециевидным колпаком. Широкий фриз между топкой и колпаком украшен геральдической композицией, выполненной в горельефе. Среди нее выделяются объемные фигуры коня и оленя, стоящие на задних ногах и поддерживающие передними щит с рыцарским шлемом. На щите вырезаны инициалы хозяев – Александра и Веры Келъх. Топка облицована переливающимся глазурованным кирпичом цвета мореной древесины. По бокам от камина некогда располагались огромные сюжетные полотна (ныне утраченные).
Расположенные в глубине столовой хоры состоят из трехчастной объемной конструкции. В боковых частях сооружены стрельчатые проемы, левый из которых ведет на винтовую лестницу на антресоли, правый в помещение буфета. Среднюю часть акцентирует открытая ниша с полками заканчивающаяся ажурным балдахином. Кружевные завершения конструкции хоров, являющиеся одновременно ограждениями второго яруса, конструктивно и декоративно связаны с фермой перекрытия.
Сложная декорация столовой незаметно включает в себя встроенное мебельное убранство. Ажурные башенки — табернакли предназначенные для скульптуры или декоративных ваз. Они включены в замысел хоров и размещены между окнами. Напротив хоров располагается другая декоративная структура – преобразованный фантазией архитекторов открытый буфет. Его нижняя часть состоит из открытой консоли с ящиками. В верхнюю вставлен подсвечивающийся витраж со сценами вакханалии на фоне зеленого луга. По бокам витраж обрамлен открытыми нишами с полками. Завершает композицию ажурный балдахин.
Обильная отделка столовой объединена не только сгармонированными мотивами готического декора, но и образным замыслом интерьера. Этот замысел отражен в разнообразной готической символике. Помимо инициалов хозяев (они встречаются в декоре дверей, камина, в орнаментальной росписи стен эркера), в отделке столовой активно использован мотив геральдических щитов. Ярким цветным поясом выделяется резной карниз, в углубления которого вставлены геральдические щиты, расписанные вымышленной символикой. Мотив щита часто встречается в декоре отделки: он вплетен в разнообразные композиции или в лиственные гирлянды.
Кроме того, столовой насыщают скульптуры и рельефы средневековых персонажей. Они изображены в исторических костюмах и в стилистической манере схожей со средневековой. Основные скульптурные акценты архитекторы размещают на камине и над эркером. Изображения бюстов рыцарей и дам включены в композиции витражей эркера.
Витражи в этом помещении несут большую эмоциональную нагрузку. Преобладание золотистых и красноватых тонов вносят в интерьер столовой ощущение солнца и тепла. Все витражи были изготовлены в 1898 году в мастерской известного Рижского витражиста Эрнеста Тоде, специализировавшегося на стекольной живописи. Большая светоносность витражей достигнута благодаря использованию в центральном поле композиции бесцветного стекла с рифленой поверхностью. Основной полихромный рисунок расположен в нижних и верхних частях окна. Витраж, вставленный в структуру буфета, целиком заполнен сюжетной композицией.
Населяют интерьер и сказочные существа. Помимо химер, гномов и птиц, обитающих в верхнем пространстве столовой, часто встречаются изображения драконов, грифонов и орлов. Кроме этого стены расписаны стилизованным орнаментом, состоящим из пары изогнутых дугообразно рыб с коронами. Их ритм перемежается с изображениями королевской французской лилии.
Тема геральдики и рыцарства продолжается и в рисунке уникального паркета, выполненного из разных пород древесины. Поверхность пола разбита сеткой ромбов с очертаниями готических четырехлистников. Их поля заполняют стилизованные изображения грифонов и орлов, чередующиеся в шахматном порядке. Также в рисунок пола введены две композиции, состоящие из рыцарских шлемов и щитов (расположены под люстрами). Обрамляет поле паркета широкий бордюр с готической орнаментацией.
Две люстры, освещающие зал, выполненные из облегченного сплава шпиатра. Их ажурные конструкции состоят из обручей, украшенных мифологическими, геральдическими и растительными мотивами. От краев обруча вверх и вниз отходят лампочки. Первоначально замысел люстр дополняли свисающие из центра маленькие обручи. Эркер освещает небольшой светильник, решенный в форме монолитной корзины.
По сохранившейся фотографии можно судить о мебельном убранстве столовой. Напротив камина располагался обеденный стол на сдвоенных витых ногах. Обитые тканью спинки стульев декорированы стрельчатыми завершениями. Крупные формы мебели не теряются в просторном интерьере столовой, они достаточно комфортабельны и перекликаются с другими элементами отделки интерьера.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий