Икона «Иже херувимы» Середина XVI в. Доска, темпера, левкас Государственная Третьяковская галерея

«Безоконный» мир средневековой иконы допускает обычно лишь архитектурные проемы, сплошь заполненные глухим черным или золотым фоном, изолирующим мир этот от иллюзорных контактов с «посюсторонней» пейзажной или житейской средой. Так, в иконе «Иже херувимы» (середина XVI века) «небесное» литургическое действо совершается фактически не вне храма на заднем плане, но в его интерьере, повторенном снаружи,- черные маленькие проемы окон словно запечатывают , утверждая его идеально-мифологическую надмирность, сверхприродность.


<Н. А. Львов Гостиная в доме А. А. Безбородко. Фрагмент Н. А. Львов в доме А. А. . Фрагмент [/caption]

И. А. Гусятников и др. Образ обновления храма Воскресения Христова. Фрагмент

И. А. Гусятников и др. Образ обновления храма Воскресения Христова. Фрагмент

И, напротив, окно с пейзажем – в «Образе обновления храма Воскресения Христова» И. А. Гусятникова (1728) сразу не только «впускает» земную природу, но и выводит сцену на конкретного зрителя – эффект, усиленный ренессансной монокулярной перспективой. Фрагмент дальней натуры, явившейся в иконном оконце, низводит миф на землю столь же ощутимо и мощно, как чувственная конкретность метафор в религиозной поэзии славянского барокко XVII -XVIII веков.

Икона «Иже херувимы» Середина XVI в. Доска, темпера, левкас Государственная Третьяковская галерея

Икона «Иже херувимы» Середина XVI в. Доска, темпера, левкас Государственная Третьяковская галерея

В «Гостиной в доме Безбородко», написанной Н. А. Львовым (1790-е годы), дверной проем, усиливая момент театрализации, обрамляет лишь пейзажную «обманку» с южным видом, который возникает за стеною петербургского дворца, словно волшебный мираж. Созданная неизвестным художником (возможно, круга С. Ф. Щедрина) «Рыбацкая кухня» (1-я четверть XIX века) с ее просветом на солнечный прибрежный «италийский» пейзаж удачно поясняет понимание раскрытого окна (или дверного проема) в живописи романтизма. Соотношению интерьера и экстерьера в искусстве романтизма часто бывают свойственны драматические контрасты, вносящие в картину настроение разлада между повседневностью и мечтой, между реальностью затененной комнаты и «идеальными» далями. Недаром оконные виды в ту пору, как и в данной композиции щедринского круга, выделяются своей особой «картинностью», просветленной живописностью в духе идеальных ландшафтов Клода Лоррена.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий